«Бомбы» в законопроектах: главное можно искусно спрятать.

Можно ли расслабиться и не рисовать в своем воображении возвращение к «лихим 90-м» и началу нулевых с дикими очередями у представительств иностранных государств, услышав новость о том, что сенаторы Константин Косачев и Олег Морозов отозвали из Госдумы внесенный ими 14 июля законопроект об обязательной аккредитации визовых центров? Тот самый, по поводу которого на прошлой неделе забил тревогу Российский союз туриндустрии.

Можно ли расслабиться и не рисовать в своем воображении возвращение к «лихим 90-м» и началу нулевых с дикими очередями у представительств иностранных государств, услышав новость о том, что сенаторы Константин Косачев и Олег Морозов отозвали из Госдумы внесенный ими 14 июля законопроект об обязательной аккредитации визовых центров? Тот самый, по поводу которого на прошлой неделе забил тревогу Российский союз туриндустрии.

Отрасль, и без того переживающая далеко не лучшие дни, опасалась закрытия всех без исключения организаций-посредников в получении виз, которые работают сейчас с консульствами 8 иностранных государств: требования, которые предполагалось предъявить к желающим продолжить работу на этом рынке, были невыполнимы… Нет, расслабляться и праздновать победу не стоит.Во-первых, г-н Косачев уже пообещал «в ходе осенней сессии» к этой теме обязательно вернуться: надо же защитить россиян от неквалифицированных и недобросовестных визовых центров, обеспечив обработку и хранение персональных данных не абы как и абы где, а «в определенном порядке»! (Заметим в скобках: никаких данных о том, какое количество недобросовестных визовых центров работает сейчас в России, да и вообще никаких статистических или аналитических данных в пояснительной записке к вызвавшему большой шум законопроекту не содержалось.)А во-вторых — чтобы «вернуться к теме», сенаторам (или кто там на самом деле все это родил) даже не придется изощряться и придумывать новые юридические формулировки.

Ведь г-да Косачев и Морозов попали под обстрел лишь потому, что играли с открытым забралом.

Если бы они не приложили к тексту лаконичного законопроекта из одного абзаца толстый пакет подготовленных заранее проектов подзаконных актов вроде постановлений правительства и приказов МИДа с конкретными требованиями, которые российские власти намерены предъявлять к визовым центрам, — у Российского союза туриндустрии не было бы ни одного убедительного аргумента против.Многократно уже нечем бывало крыть аналогичные слова чиновников и депутатов, произнесенные по поводу несметного числа принимаемых законов, содержащих отсылочные нормы вроде «осуществляется в порядке, разработанном правительством», «по правилам, утвержденным уполномоченным органом исполнительной власти» или «определяет президент».

Некоторые законы требуют разработки и принятия десятков подзаконных актов, о содержании которых во время обсуждения в Госдуме если и говорилось, то намеками.

И очень часто на усмотрение исполнительной власти или президента отдается решение сущностных вопросов.Наглядный пример — один из недоброй славы «законов Яровой», принятых летом 2016 года Думой прошлого созыва.

Среди прочего он требует от операторов сотовой связи и организаторов распространения информации в Интернете с 1 июля 2018 года «до шести месяцев» хранить содержание всей передаваемой информации («текстовые сообщения пользователей услугами связи, голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные сообщения»).

А вот «порядок, сроки и объем хранения» было поручено установить правительству.

Когда «закон Яровой» был еще «законопроектом Яровой», представители интернет-отрасли и сотовые операторы говорили, что это требование невыполнимо, что оно потребует огромных и непосильных затрат.

Но данные расчеты отрасли власти во внимание не принимали — до 1 июля 2018 года оставалось целых два года, а «порядок, сроки и объемы хранения» в 2016 году были никому не известны.Постановление правительства о порядке, сроках и объемах хранения для сотовых операторов после долгих согласований между ФСБ и Минкомсвязи появилось лишь в апреле 2018 года.

Постановление по организаторам распространения информации в Интернете было опубликовано лишь 26 июля 2018 года.

Вопрос о том, сколько стоит выполнение изложенных в этих подзаконных актах требований, остается открытым.А вот совсем свежий пример.

На прошлой неделе Госдума приняла, а Совет Федерации — одобрил объемный закон, который дополняет Земельный кодекс РФ новой главой о зонах «с особыми условиями использования территорий».

Видов таких зон перечислено в документе аж 28, и это не только мало-мальски понятные водоохранные, придорожные или приаэродромные зоны, но и какие-то «зоны наблюдения», «зоны охраняемого объекта» или «зоны безопасности с особым правовым режимом».

На землях, попавших в границы особых зон, можно далеко не все — иногда и жить там нельзя.

А что именно можно и что нельзя? Про некоторые виды зон есть специальные законы (например, про водоохранные), но про те, где специальных законов нет, правительство разработает и утвердит Положения, где все и пропишет.

То есть многие детали, жизненно важные для несчастных, чьи участки и дома попали или попадут в «зону», прояснятся лишь когда-то потом.…Так что достаточно теперь сенаторам Косачеву и Морозову открепить перед внесением в Госдуму злополучный пакет проектов подзаконных актов, в которых собака и зарыта, — и все обвинения в стремлении закрыть все визовые центры станут беспочвенными.

«Что? Почему вы решили, что ни один центр не пройдет аккредитацию? Требования потом уточнит правительство… Пока они не сформулированы… Конечно, не беспокойтесь, решения будут приниматься после консультаций с отраслью и экспертами!» — примерно такие слова услышат граждане.

И крыть им будет нечем.

Источник: lentarossii.ru